У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

ЭВОЛЮЦИЯ СОЗНАНИЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЭВОЛЮЦИЯ СОЗНАНИЯ » ОСОЗНАННОСТЬ » (1.обзор) ПРЯМОГО ПУТИ ¤k¤


(1.обзор) ПРЯМОГО ПУТИ ¤k¤

Сообщений 11 страница 17 из 17

11

БОЛЕЕ ВЫСОКИЕ ПОНИМАНИЯ
   По мере постепенного ухода этой псевдонирваны восприятие медитирующим каждого этапа осознания становится всё яснее. Ему удаётся достигать всё более тонкого различения последовательных моментов, сохраняя неразрывность своего восприятия. По мере оживления его восприятия конец каждого такого момента воспринимается им всё более и более ясно. В итоге это приводит к тому, что медитирующий воспринимает каждый момент только как его окончание. Каждое мгновение он видит поочередно исчезающими то созерцающий ум, то объект созерцания. Мир, представляющий реальность для медитирующего, находится в состоянии постоянного распада. Его ум охватывает страх. Каждая мысль внушает страх. Возникновение мыслей кажется источником ужаса. Все, что входит в сознание медитирующего, даже то, что казалось когда-то приятным, становится теперь угнетающим. Он бессилен избавиться от этого гнёта, который становится частью каждого мгновения.
https://cloclo21.datacloudmail.ru/view/IZO/hlam/d209.gif Здесь медитирующий познает неудовлетворительность всех явлений. Слабое осознание видится ему совершенно лишенным возможности принести какое-либо удовлетворение. В нём нет ничего, кроме опасности. Медитирующий приходит к мысли, что во всех видах становления нет ни одной мысли, на которую он мог бы возложить надежды, или опереться. Все его сознание, каждая мысль и чувство кажутся ему неинтересными и безжизненными. Это относится ко всем состояниям ума, в которые он только может войти. Во всём, что воспринимает медитирующий, он видит только несчастья и страдания. Ощущая это страдание во всех явлениях, медитирующий начинает испытывать к ним полнейшее отвращение. Хотя он продолжает заниматься практикой випассаны, постижения, в его уме господствует теперь чувство неудовлетворенности и безразличия ко всему его содержимому. Даже мысль о райской жизни или самых желанных объектах кажется ему непривлекательной и скучной. Для него становится бесполезным всё содержимое ума, любая разновидность состояния сознания, становления или судьбы. Между мгновениями наблюдения медитирующему приходит мысль, что спасение возможно только при прекращении всех ментальных процессов. Теперь его ум более не стремится к получению удовлетворения от них, и медитирующий желает избавиться от страданий, причиняемых этими явлениями. Болезненные ощущения могут затопить его тело, так что он не сможет больше оставаться в одной позе. Печальная природа ума становится очевидной как никогда; желание избавиться от неё пронизывает медитирующего до глубины.
   На фоне сильного желания прекратить ментальные процессы медитирующий усиливает наблюдения за этими процессами с целью избавления от них. Их природа — непостоянство, элемент страдания, отсутствие души — становится очевидной. Иногда тело медитирующего будут охватывать внезапные жестокие боли, сила которых будет увеличиваться. Всё тело и ум будут казаться ему сплошной массой страдания; это беспрерывное страдание, не дающее ему передышки, может пошатнуть его постижение. Но если систематически наблюдать за этими болями, то они прекратятся. На этой стадии способность медитирующего к "простому наблюдению" становится сильной и ясной. В каждый момент он ясно различает три вида ментальных явлений. Один из них начинает преобладать в его понимании.
https://cloclo21.datacloudmail.ru/view/IZO/mini/uz/shar8.gif Теперь созерцание происходит у медитирующего автоматически, без усилия. Чувство страха, отчаяния и страдания прекращаются. Физические боли исчезают полностью. Ум медитирующего отказался как от страха, так и от удовольствия. Приходит исключительно высокая ясность ума и невозмутимость. Медитирующий больше не нуждается в дальнейших намеренных усилиях наблюдение продолжается часами, ровным потоком, не вызывая у него никакой усталости. Его медитация развивает свою особенную движущую силу, и постижение становится особенно быстрым.
   Теперь постижение находится на пороге своей кульминации:  наблюдение медитирующим каждого момента своего осознания становится острым, сильным и ясным. Медитирующий ни на мгновение не утрачивает знание того, что каждый момент является непостоянным, болезненным и лишенным "Я", поскольку он видит его исчезновение. Все ментальные феномены видятся ему как ограниченные и обусловленные, лишенные того, что ему нужно, и чуждые. Его отречение от них доходит до высшей точки. Он больше совсем не наблюдает появления и исчезновения явлений. И в этот момент возникает осознание, объектом которого является «беззначимость, нестановление и небытие» — Нирвана. Этот момент проникновения в Нирвану впервые длится в мгновение и за ним сразу же наступает момент когда медитирующий размышляет над только что полученным опытом. Это переживание является познавательным шоком с глубочайшими психологическими последствиями. Так как это была реальность за пределами нашей реальности здравого смысла, породившей весь наш язык… Нирвана («запредельная реальность») — описывается только названиями того, чем она не является («ни то и ни это...»). Нирвана не имеет ни феноменологии, ни характеристик переживаемого. Это необусловленное состояние.

12

:writing: пост 1 из 2
НИРВАНА и ПОСЛЕДУЮЩИЕ ИЗМЕНЕНИЯ
   В Нирване угасают желания, привязанности и эгоизм. Из этого состояния вытекают решительные изменения в поведении, а полная реализация Нирваны влечёт за собой коренную ломку сознания медитирующего в самой его сути. При полной реализации Нирваны – эго медитирующего и его обычное сознание утрачиваются и никогда больше не возвращаются.
   В этом смысле путь постижения очень сильно отличается от пути концентрации:  Нирвана разрушает «грязные» аспекты человеческого сознания (ненависть, гнев, заблуждение и т.п.), в то время как Дхиана только подавляет их. Плод, даримый медитирующему Нирваной, — это моральная чистота, не требующая усилий с его стороны;  фактически, чистота становится для него единственно возможным поведением. Дхиана подавляет нечистоту, но семена этого остаются в спящей форме, как потенциальные возможности проявления. При выходе из состояния дхианы - нечистые действия снова становятся возможными, когда представятся благоприятные условия. Для достижения же не требующей усилий чистоты нужно, чтобы «умер» эгоизм медитирующего, и чтобы все его желания, корнями проросшие в корыстные интересы, перестали руководить его поведением. После того, как постижение завершилось состоянием Нирваны, ум медитирующего становится свободным от неправильных побуждений, и некоторые психологические состояния более не возникают. Когда постижение развивается в полной мере, чистота становится совершенной. Но затем медитирующий полностью отказывается от самой возможности совершать нечистые действия. То, что на ранних стадиях требовало от него больших усилий, становится самосохраняющимся состоянием, в котором чистота не требует усилий.
   Количество вхождений медитирующего в Нирвану определяет уровень его мастерства, т.е. способность достигать Нирваны всегда и везде. Но вызванные Нирваной изменения личности и уровень мастерства — это не одно и то же. Медитирующий может входить в Нирвану с данной степенью постижения бесчисленное количество раз, и это не вызовет ни малейшего изменения. Чем больше он развивает постижение, предшествующее Нирване. тем большими бывают последующие изменения в его существе. Сама по себе природа Нирваны идентична на каждом уровне постижения, ибо это полное угасание сознания, то она всегда одна и та же, хотя и находится за пределами опыта. Различаются уровни изменений, вызываемых Нирваной - эти изменения рассматриваются в терминах последовательной утраты медитирующим своего Эго и перестройки его нормального сознания после возвращения из Нирваны. Вхождение в Нирвану — это его «пробуждение», а последующие изменения — «избавление».
Первый уровень избавления — ведет к полной смерти Эго и угасанию всех его стремлений. Тут медитирующий утрачивает:  жажду к чувственным объектам;  негодование такой силы, которое могло бы вывести его из себя;  стремление к собственной выгоде, имуществу или похвале;  неспособность делиться с другими;  интерес к относительным и иллюзорным вещам, насколько приятными или прекрасными бы они ни казались;  ошибочное принятие непостоянного за постоянное; (видение "Я" в том, что его лишено, следование обрядам и всякую веру в то, что то или это является истиной;  а также сомнения в полезности пути постижения. А также он не может вовлекаться в ложь, воровство, половые излишества, причинение вреда другим.
http://forumfiles.ru/files/0000/1a/4c/88883.gif

13

:writing: пост 2 из 2
   Далее, интенсивность чувств притяжения и отвращения уменьшается; теперь ничто не может побудить к чему-либо или внушить отвращение. Тяга к сексу ослабевает. Бесстрастие характеризует его отношение ко всему и ко всем. На следующей стадии углубления постижения он оставляет также жажду чувственных желаний и злую волю. Медитирующий становится «тем, кто не вернется» и будет освобожден от круговорота рождений ещё при этой жизни. Уходят последние остатки алчности и чувства негодования. Исчезает всякое отвращение к таким мирским состояниям, как потеря, боль, позор или порицание. Злонамеренность в воле, побуждениях или речи становится невозможной. Он не может даже помыслить злое о каком-либо существе, и категория "враг" уходит из его мышления вместе с категорией "неприязнь". Подобным образом исчезает даже тончайшее желание каких-либо чувственных объектов. Например, половая активность невозможна для него, так как чувство сладострастия покинуло его так же, как и желание чувственных наслаждений. По отношению ко всем внешним объектам уже преобладает невозмутимость.
   Когда постижение развивается у медитирующего в полной мере, он разрывает последние оковы, препятствующие освобождению. Стадия «Архат» или святой. Архат свободен от своей прежней социально обусловленной личности, а концепции реальности, единодушно принимаемые, представляются для него иллюзорными. Он абсолютно свободен от страданий и от самой возможности таких действий, которые принесли бы ему какую-либо карму в будущем. Он не имеет чувства "Я", поэтому его действия всецело функциональны и предпринимаются либо для поддержания своего тела, либо для блага других. Все действия архата проникнуты физической грацией; ничто из его прошлого не может вызвать у него мысли о ненависти, жадности и т.п. Его прошлые дела перестают определять его поведение, он свободен от своих прошлых обусловленных привычек. Он полностью живёт в данном моменте, и спонтанность проявляется во всех его действиях. Отказ медитирующего на этой стадии от последних следов эгоизма включает в себя отказ от желания мирской выгоды, славы, удовольствия или похвал, желания испытать блаженство даже от материальных или бесформенных видов дхианы, умственной тупости или возбудимости, стремления к чему-либо. Для архата недопустима даже малейшая склонность к недобродетельным мыслям или делам.
   С полным исчезновением вредных корней — похоти, агрессивности и гордости как мотивов поведения медитирующего, основой его поведения становится любовь, доброта, альтруистическая радость, сострадание и невозмутимость. Для архата нормальная реальность воспринимается неразрывно связанной с «благородными истинами» бренности, страдания и безличности. Оба эти уровня восприятия очевидны для него в каждый момент. Например, даже мирские удовольствия являются формой страдания. Вей Ву Вей говорит о страдании на уровне сознания архата:  «Когда Будда обнаружил, что он стал просветленным, он увидел, что то, что он раньше воспринимал как счастье в сравнении со страданием, больше не было таковым. Впредь его единственным состоянием стало блаженство. Страдание представилось ему как негативная форма счастья, а счастье — как позитивная форма страдания. И то и другое представляло собой негативный и позитивный аспекты опыта. Но по отношению к тому ноуменальному состоянию, которое было ведомо только ему одному, оба они могли быть описаны как страдание».
   Когда медитирующий оставляет свое Эго, чтобы стать архатом, он обнаруживает, что того, что он оставил (Эго) - у него никогда и не было. Во время медитации Випассана, медитации инсайта, восприятие архата достигает своего совершенства:  он наблюдает кратчайшие мгновения работы своего ума и цепь этих мгновений. Архат видит, что мельчайшие фрагменты мозаики сознания в каждый момент находятся в постоянном изменении. Во вселенной его ума нет ничего неизменного. А так как его внешняя реальность берет начало из его внутренней вселенной, то он нигде не может найти стабильности и постоянства.
http://forumfiles.ru/files/0000/1a/4c/47739.gif

14

НИРОДХА или ПОЛНОЕ ПРЕКРАЩЕНИЕ
   В Нирване осознание избирает своим объектом прекращение активности сознания. В состоянии Ниродха - сознание тоже исчезает. Такого абсолютного прекращения сознания крайне трудно достичь. Это состояние достижимо только для «того, кто не вернется» и для «архата», и только при условии, что он овладел всеми восемью уровнями дхианы. Медитирующий других уровней – не отказались ещё в достаточной степени от эгоистических привязанностей, чтобы овладеть той сверхконцентрацией, которая требуется для состояния Ниродха. Даже малейшее желание будет служить препятствием для достижения этого состояния.
   На пути к Ниродха медитирующий практикует Випассану (медитацию постижения), взяв за основу каждый уровень дхианы и постепенно добираясь до восьмого уровня — «ни восприятия, ни не-восприятия». С прекращением этого последнего сверхтонкого состояния он входит в Ниродха.  Хотя состояние Ниродха может длиться до 7 дней по человеческому отсчету времени, в самом состоянии времени нет:  моменты предшествующий и последующий сливаются. Семидневный предел для состояния Ниродха определяется его уникальным физиологическим состоянием. Биение сердца и обмен веществ прекращается у медитирующего вместе с прекращением сознания — или, что более вероятно, продолжаются на уровне, который ниже порога обычного восприятия. Обмен веществ продолжает протекать на остаточном уровне, и тело медитирующего не разлагается как труп. Прежде чем войти в это состояние, медитирующий должен заранее наметить себе, сколько времени он будет в нём оставаться. При выходе из него он проходит дхианы в обратном порядке, пока не достигает нормального сознания. На восьмом уровне дхианы возвращается сознание, на третьем — нормальное функционирование тела, на первом — мысли о чувственном восприятии.
:surprise: P.S.;  В своих высших точках путь концентрации через уровни дхианы и путь постижения (инсайта) — путь Нирваны, — судя по всему, встречаются. Но даже здесь остаются весьма тонкие, но принципиальные различия между этими высокими состояниями сознания. На уровне седьмой дхианы, «беспредметности», осознаётся безобъектное сознание. На восьмом уровне дхианы не остается даже «отсутствия вещей», хотя они и продолжают существовать как скрытая функция, и о беспредметности нельзя сказать, что она вообще не существует в этой восьмой сверхтонкой сфере «ни восприятия, ни невосприятия». В Нирване сознание находится на грани угасания вместе с осознанием этого угасания. Прекращение активности сознания достигает своей кульминации в состоянии Ниродха, в котором нет осознания чего-либо. Достижение даже самых высоких состояний дхианы не вносит долговременных изменений в личность медитирующего, в то время как Нирвана изменяет его личность бесповоротно.
   Эти различные пути достигают своих высших точек в исследовании и контролировании своего ума. Медитирующий, сумевший развить однонаправленность, достаточную для достижения бесформенных дхиан, может легко войти в состояние Нирваны, если он обратит свою мощную концентрацию на свой собственный ум. И наоборот, медитирующий, вошедший в состояние Нирваны, может оказаться настолько безразличным к помехам и отвлечениям внимания, что стоит ему перенести фокус своего внимания на отдельный объект, как он легко войдет в дхиану и пройдет через все её уровни. Те, кто прошли эти пути до их вершины, перестают быть привержены какому-либо одному из них, а способны следовать обоим. При полном овладении Самадхи (итогом дхианы), либо путем инсайта и Нирваны, оба эти состояния (Самадхи и Нирвана) становятся легко достижимыми. А в самом конце различие между этими двумя путями медитации вообще исчезает.

15

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

 

16

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

17

float:left   Увеличение осознанности себя и своего мышление – это скорее растягивание второй и третьей фазы каждой мысли. От чего становятся мысли медленнее и больше внимание направленно в себя, то есть на сигнал возвращённый от объекта обратно в ум. Следствием чего становятся видны и зазоры между мыслями, уже нет потока в голове, и от чего становится возможным останавливаться на одной из мысли и с последней фазой перетекать вниманием на зазор, и делать возможным приём информации не из своего ума (скажем так). Но буквально осознанность которую мы имеем в повседневности и в некоторых медитациях – она не ведёт к Самадхи, она скорее одерживает вероятность этого, и повышает его. Самадхи достигается концентрацией на другом, на первой фазе мысли, и именно одной. То есть мысль должна быть одна, а не поток, так как только одна вырванная из потока мысль – может быть умом теоретически разложена на фазы, то есть ум может работать с одной конкретной мыслью так, что сможет расчленить вниманием её на фазы, то есть когда-то остаться на первой из фаз.
   Если рассмотреть на примере, например мантра-медитацию, которая есть и в дзене. Если вы начнёте повторять строку или короткое слово, особенно если она в нашем языке что-то значит конкретное – например «Любовь». То по началу будет в уме одна мысль с тремя видимыми фазами, ну по крайней мере в этом случае – две последние будут видны. Третья из которых будет постоянное понимание термина любовь, вы как бы будете иметь ввиду что оно означает для вас и что вы вообще хотите от заполнения ума этих понятием. Так должно и быть, в любом случае в уме должна закрепиться идея что вы влаживаете в это слово, какой и сколько груз оно несёт. В слово любовь можно вложить и её безусловность, и что она проходит/заполняет вас, что это единственное через что можно срезанировать с божественным, и т.д. Потом если усилить концентрацию на слове, именно говоря про себя – вы вытесните опознавание смысла слова, и останется только рефлекс говорения (первая фаза) и понимание что это в вас происходит повторение этого термина. И вот когда ощущение себя и мира исчезнет, а в уме вы останется только какое-то слово (так как не будет ему определения), и оно будет не известно где, а точнее везде (так как исчезла вторая фаза – определения себя за счёт чего-то внешнего) – тогда уму придётся ухватится за что-то существующее, это будет «Любовь», и если это длится минуты – то ум войдёт в Самадхи.
float:left   Войдя в это состояние, будет полное выпадение, то есть ум зависнет, что означает что не будет никакого ощущения – ни времени, ни личности и всего остального, будет чистое присутствие. Далее вероятно из-за физиологии – ум через несколько часов или дней начнёт перезагрузку. Первым появится возможность воспринимать мир только первой фазой мысли, то есть зрелым умом но только как младенец. То есть, не по глупому, так как мозг сформирован, а именно как впервые увиденное – не адресуемое в папки памяти и без сравнения с прошлым опытом. Это сразу же восхитит ум, будут яркие краски, звуки будут сочные и любое действие будет интересным – всё из-за того что мы не загоняем на автомате в папки памяти, не узнаём на автомате, и значит не отсеиваем большую часть информации. От того после выхода из Самадхи, люди смеются или сверхдовольны, то есть ум переполняется впечатлениями. Это состояние и называется просветлением – восприятие мира без интерпретаций своих и заученных. Через сколько там дней, придёт вторая фаза – восприятие себя отдельного и мира окружающего, что автоматически заставить копить получаемую информацию и сортировать для себя. И далее вернётся и третья фаза мышления, оценка и интерпретация.
   В конечном счёте всё вернётся как и было, только пережитый опыт даст возможность регулировать это состояние. То есть кто-то сможет при помощи медитации снова входить в Самадхи, но уже без таких грубый переключений и зависаний, то есть в нём можно будет прибывать – смещаясь в разных стадиях (Дхианах). Так же по жизни можно будет вернуть то восприятие без оценки, то есть чистое восприятие, хоть и с переменным успехом. От того можно стать просветлённым и быть им. В общем, у ума из-за результата медитаций появится возможность один раз себя перезагрузить, а потом останется навык входить намного легче в Самадхи (в Дхианы – если терминами йоги, или в разновидности Самадхи если по не йоге). Ну и если человек остался в теме медитаций, то сможет по жизни менять своё восприятие, то есть оставаться с возможностью просветления – видеть мир не из нагруженного информацией ума, а таким какой он есть, без нашей тяги к препарированию реальности для себя любимого. Мир в котором мы живём, он состоит из нашего восприятия, то есть мыслей и интерпретаций, от того всегда его перемещаем с собой, своё конкретное описание – это и лечится просветлением. От того мир нам лишь отражает только наш склад всякой информации в нашем мозгу, а сам мир мы видели только в раннем детстве – но тогда мы не могли его в полной мере воспринимать и проживать в нём.
   Ну и такой же смысл с наблюдением за дыханием или за своими ощущениями – надо лишь долго оставаться в самом процессе, и потом стать процессом. Фазы мыслей исчезают в обратном порядке, и после высоких состояний или Самадхи – появляются в правильном порядке. В процессе медитации, ум должен отложить все дела и быть в одном процессе, тогда уже электричество в мозгах сделает своё дело.


Вы здесь » ЭВОЛЮЦИЯ СОЗНАНИЯ » ОСОЗНАННОСТЬ » (1.обзор) ПРЯМОГО ПУТИ ¤k¤